№1 (14) 2014

Академия наук

РАН — это не «клуб ученых»!

Валерий Козлов

Валерий Козлов

О надеждах, связанных с новым уставом РАН и конкурсами Российского научного фонда, диалоге между РАН и ФАНО, итогах программы мегагрантов и продвижении российских вузов в международных рейтингах в интервью «Научному обозрению» рассказал академик, вице-президент РАН, директор Математического института им. В. А. Стеклова РАН Валерий Васильевич Козлов.

НО: 10 марта был выставлен на обсуждение проект устава новой постреформенной РАН. Полномочия РАН, как и прежде, довольно широки, несмотря на многократное упоминание взаимосвязи с ФАНО. РАН остается и экспертом, и заказчиком научных исследований. Откуда же массовые скептические мнения, что из РАН намеренно создают «клуб ученых»?

— Да, действительно, 10 марта был выставлен на сайт Академии наук проект устава обновленной Российской академии наук, и он еще будет дорабатываться. Мы предлагаем нашим коллегам ознакомиться с ним более широко и дать свои замечания и предложения. Новый устав базируется на федеральном законе № 253 о реформировании РАН и о присоединении к ней Академий медицинских и сельскохозяйственных наук. Естественно, опирается на закон «о науке» и на действующий устав, чтобы сохранить традиции академической жизни.

Проект устава был передан в Правительство РФ, в Министерство образования и науки, чтобы предварительно получить замечания по этому уставу, и такие замечания были получены. Скажу откровенно, что наши позиции не во всем совпадают, есть принципиальные расхождения. Мы в нашем уставе красной нитью проводим, что РАН — это не просто «клуб ученых», это все-таки научная организация, которая имеет определенные широкие полномочия, в том числе и по взаимодействию с институтами, которые переданы в ФАНО. Мы в соответствии с законом имеем функции научно-методического руководства деятельностью этих организаций. Вопрос только в том, как наполнить этот тезис конкретным содержанием.

Скажу откровенно, что позиции РАН и Минобрнауки не во всем совпадают, есть принципиальные расхождения. Мы в нашем уставе красной нитью проводим, что РАН — это не просто «клуб ученых», это все-таки научная организация, которая имеет определенные широкие полномочия, в том числе и по взаимодействию с институтами, которые переданы в ФАНО.

НО: В СМИ появилась информация о том, что вот-вот выйдет в свет проект соглашения о разделении полномочий между Академией наук и Федеральным агентством научных организаций (ФАНО).

— Сейчас готовится соглашение между РАН и ФАНО, в котором будут прописаны более детально основные аспекты взаимодействия. Например, в федеральном законе № 253 издательская деятельность закреплена за РАН, т.е. Российская академия наук по-прежнему будет учреждать и издавать научные журналы, в которых будут публиковаться результаты ведущих (не только российских, но и зарубежных) ученых. А с другой стороны, издательство «Наука» и весь издательский комплекс переданы в ведение ФАНО. Более того, содержательная работа по подготовке оригинал-макета российских журналов ведется на базе институтов, переданных в ФАНО. Таким образом, издательская деятельность раздвоена, а надо бы ее совместить.

НО: Как же теперь грамотно следует говорить о более чем четырехстах бывших институтах РАН, ныне подведомственных ФАНО, куда входит и Институт им. В. А. Стеклова, — «институт РАН» или «институт ФАНО»?

— Хороший вопрос. Пока мы по-прежнему МИАН — Математический институт им. В. А. Стеклова РАН, но нам предстоит к лету это года обновить свой устав, и в нем четко должно быть прописано, что мы являемся научной организацией, подведомственной ФАНО. Вопрос о том, чтобы сменить название, многократно обсуждался, задавались вопросы и руководству ФАНО. Ранее была точка зрения, что подведомственность изменится, а название — нет. Название института — это мировой бренд.

С другой стороны, как это было в Советском Союзе, тем творческим коллективам, которые добиваются выдающихся результатов в своей профессиональной деятельности, присваиваются звание «академические», например театры, хоры и т.д. Давайте смотреть на приставку «Институт РАН» как на некий знак качества. Я бы так неформально на это дело смотрел.

Вопрос о том, чтобы сменить название институтов РАН,многократно обсуждался, задавались вопросы и руководству ФАНО. Ранее была точка зрения, что подведомственность изменится, а название — нет. Название института — это мировой бренд.

НО: Летом планируется подведение итогов программы мегагрантов на самом высоком уровне. Как вы думаете, есть ли вообще положительный КПД от программы мегагрантов?

— Я считаю, что в этих конкурсах мегагантов сама идея не совсем продумана. Честно говоря, выдающихся результатов таким образом добиться очень трудно. Если мы говорим об исследованиях в фундаментальных областях, прежде всего, нужно создать в соответствующих структурах стабильную научную школу, научную среду, чтобы условия работы были стабильны. Особенно это касается молодежи, которая смотрит не на 2-3 года вперед, а на существенно большую перспективу. Молодежи хотелось бы большей устойчивости, а не скоротечного успеха в виде дельта-функции Дирака: в течение короткого времени очень большая зарплата, а после этого опять начинай все с начала и обустраивай свою жизнь. Я считаю, что это не совсем продуманная схема.

НО: Способен ли Российский научный фонд предпринять какие-то действия в этом направлении? У них есть такие цели?

— Да, такие цели есть. РНФ берется продолжить эту работу, но, правда, в несколько иных масштабах и иных промежутках времени. Мне кажется, он должен учитывать тот негативный опыт, который здесь есть. Конечно, пока опыт отрицательный… Но, с другой стоны, какие у нас еще есть в стране возможности? К сожалению, базовая зарплата у нас маленькая, и получается, что ученые, особенно молодые, должны постоянно находиться в поиске приработка.

НО: Сейчас в СМИ говорится, что в РНФ будут те же эксперты, что и в РФФИ, или будет какой-то разумный отбор в экспертные группы?

— Это, я считаю, один из самых принципиальных вопросов. Могу сразу сказать: что касается Российского фонда фундаментальных исследований, система была выстроена правильно и в основном работала без сбоев — я имею в виду среднестатистические показатели. В РФФИ есть ясные принципы: состав экспертной комиссии известен, руководители известны. Когда какой — то проект приходит на конкурс, руководство экспертного совета направляет его на рассмотрение специалистам, которые в этом деле заведомо все понимают, компетентны, и потом идут обсуждения.

Что касается проведения экспертизы в других фондах, то там ситуация более туманная. Я даже слышал такие ответы по поводу прояснения механизмов экспертизы: «Ну что вы, Валерий Васильевич, волнуетесь, все у нас нормально! Работа по математике приходит, у нас есть эксперты по математике, и дальше датчик случайных чисел определяет эксперта — математика, который рассматривает эту заявку».

Я хочу сказать, что это совершенная ерунда, потому, что математика совершенно разная, в ней разные области. Представьте себе специалиста по теории чисел, которому приходит проект по дифференциальным уравнениям, да еще и в частных производных. Он мучительно будет вспоминать тот курс уравнений в частных производных, который он прослушал в университете и больше не вспоминал. Пусть даже он хороший специалист в теории чисел, он может иметь весьма приблизительное представление о том, какие проблемы решены в другой области, что там важно, какие специалисты пользуются уважением, какие нет и т.д. Он, конечно, и должен бы отказаться, но зачастую работа эксперта все-таки оплачивается.

Пройдет еще много времени, прежде чем будет достигнуто правильное понимание: что такое экспертиза, как ее правильно нужно организовывать. Я надеюсь, одновременно придет понимание, что не все финансирование надо распределять по грантам, а надо обеспечивать приличное базовое финансирование ведущих коллективов.

Пройдет еще много времени, прежде чем будет достигнуто правильное понимание: что такое экспертиза, как ее правильно нужно организовывать.

НО: Как обещано РНФ, помимо грантов большим и малым научным коллективам, будут отобраны наиболее значимые 23–25 институтов, которые получат 100 млн рублей в год. Критериев отбора институтов РНФ пока не представил. А Академия наук будет играть в этом роль?

— Посмотрим… Пока это планы, по-моему, конкурс еще не объявлен. Я опасаюсь, чтобы из всего этого не вышло «мегагрантовой» ситуации. Но, в принципе, уверен, что Российский научный фонд более системно подойдет и к вопросу заявок, и к вопросу продления грантов.

НО: Профессор механико-математического факультета МГУ, член совета по науке при Минобрнауки РФ Владимир Богачёв в одном из интервью говорил, что лучше бы вместо этих мегагрантов выделили деньги математикам, механикам, физикам, у которых индекс Хирша больше 10, и платили бы им хорошую профессорскую зарплату. Это было бы существенно лучше…

— Я поддерживаю подобного рода предложения. Также я считаю, что фонды должны быть устроены несколько иначе. Эта же идея списана с Запада, в разных странах распределение средств через фонды имеет давние традиции. Профессора ведущих университетов имеют высокое положение и высокую стабильную зарплату. Когда они получают гранты, они эти деньги тратят не на повышение своей зарплаты, а для привлечения молодежи на новые рабочие места, новое дополнительное оборудование, расходные материалы, расширение научных исследований. Именно так надо смотреть на вещи, доводить все до логического конца, а не просто воспользоваться идеей и потом переиначить на другой лад.

НО: Если обратиться к цифрам, то по программе «Научная школа» под руководством российских ученых коллектив может получить на свою работу около 500 тыс. рублей в год, а по программе того же мегагранта на работу под руководством иностранного ученого или российского, но покинувшего Россию, дают десятки миллионов.

— Согласен, здесь есть противоречия. Многое, что раньше казалось правильным, прогрессивным, например поддержка ведущих научных школ в РФ, сейчас продолжается, но практически сведена на нет, поскольку финансирование не серьезно по сравнению с мегагрантами и с грантами, которые предлагает РФФИ.

НО: Из очередных попыток реанимировать отечественное образование не можем не отметить программу продвижения российских вузов в международных рейтингах. Опять же из неофициальных источников распространяется информация, как вузы собираются подгонять свои показатели до мировых. Например, уже началось привлечение в ряды университетских работников наиболее публикуемых на Западе отечественных ученых.

— Честно говоря, я вхожу в этот федеральный совет, который отбирал эти вузы, и могу сказать, что изначально мне сама идея не очень понятна, она носит, я бы сказал, спортивный характер. Задача изначально поставлена односторонне, поэтому я не думаю, что это приведет реально к рассвету нашего высшего образования. Это систематическая работа, которой должны заниматься все вузы каждодневно, и это очень трудная работа.

Есть системные проблемы, которые надо решать, а именно: уровень нагрузки, уровень оплаты, уровень научной работы, а чтоб о нем говорить, надо иметь соответствующую оснащенность — всё это за короткое время не решается.

Самые проблемные позиции в вузах связаны с научными исследованиями и явно уступают университетам на Западе. Самое простое, что тут приходит в голову: «А давайте наймем приличных ученых, переманим их лаборатории, а может, и институты академические туда включим…вот, глядишь, и дело пойдет». Мне это напоминает наши футбольные клубы, которые покупают за рубежом футболистов и укрепляют свои позиции.

Но задача стоит не в том, чтоб иметь один-два клуба, которые играют очень хорошо, а остальные не конкурентоспособные. Речь идет о том, чтобы научить играть в футбол целую страну, которая эту игру всегда считала своей и эмоционально поддерживала команды игроков.

Моя мысль состоит вот в чем: можно купить, например, 22 самых лучших игроков в мире, предложив им немыслимо хорошие условия, сделать лучшую команду в мире, но научится ли молодежь играть в футбол? Нет, конечно, по факту решается совсем другая задача. Так и с высшими учебными заведениями. Они должны сами растить, воспитывать молодежь, создавать научные школы, научные коллективы, переплетать научные исследования и преподавание, интегрируя их друг с другом. И только после этого можно надеяться, что у нас вузы будут такие же замечательные, как в других странах мира. Подход если и может быть спортивным, но тогда системным, как к Олимпиаде в Сочи, чтобы результаты и в науке были сродни олимпийским.

Моя мысль состоит вот в чем: можно купить, например, 22 самых лучших игрока в мире, предложив им немыслимо хорошие условия, сделать лучшую команду в мире, но научится ли молодежь играть в футбол? Нет, конечно, по факту решается совсем другая задача. Так и с высшими учебными заведениями.

НО: А как сделать так, чтобы институты начали сами стимулировать развитие своих научных коллективов, а не жили в постоянном ожидании нового «мегагранта»?

— Если руководство университетов, ректор в первую очередь, не видит реальных перспектив развития своего университета, тогда не нужно ему и заниматься этим делом. Надо дать возможность реализоваться тем, кто имеет идеи и будет этим заниматься, кто будет искать дополнительные источники финансирования и одновременно делать все, чтобы дело пошло. Это тяжелый труд, тяжелая работа не одного дня, не одного года и, может, даже не одного десятилетия, но что делать? Другого пути нет.

По опыту работы в президиуме РАН директором института, могу сказать, что многие директора жалуются, что нет молодежи, ставок. Это странная и смешная постановка вопроса. Директор должен постоянно думать над тем, чтобы усиливать свой коллектив, чтобы искать талантливую молодежь, искать возможность их привлечения. А это уж его каждодневная работа — как найти ставки, как найти дополнительные источники финансирования, договоры, гранты и т.д. Вот в этом и состоит искусство руководителя.

Формировать новые политически корректные взгляды по развитию науки на российской площадке — это та сверхзадача, которая сейчас стоит перед Академией наук и ФАНО на начальном этапе сотрудничества, и мы должны решать ее только вместе. Я могу сказать так: я оптимист по натуре, поэтому считаю, что мы сможем это сделать.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...

Оставить комментарий:

CAPTCHA image

Статьи из рубрики: Академия наук

Дмитрий Ливанов: «Нам нужно изменить отношение россиян к науке»

Кадр из видеотрансляции интервью Д. Ливанова телеканалу «Просвещение»

Очередным гостем в программе Веры Мысиной, старшего научного сотрудника Института общей генетики РАН, «Молодые ученые России» на Национальном образовательном телеканале «Просвещение» стал министр образования и науки России Дмитрий Викторович Ливанов. За время, отведенное в эфире, казалось, обсудили все животрепещущие вопросы, касающиеся науки. Наиболее яркие, на наш взгляд, фрагменты программы публикуем на страницах «НО».

Источник: телеканал «Просвещение»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее

Итоги выборов Президента РАН

Академик В. Е. Фортов набрал большинство голосов (766 из 1314) (Фото © ras.ru)

Владимир Фортов победил на выборах президента Российской академии наук. Фортов был фаворитом выборов — его поддержали большинство отделений РАН и президиум академии.

По материалам ria.ru, gazeta.ru

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее

Список ВАК: из пустого в порожнее

Фото: postnauka.ru

«Перечень ВАК» попал под горячую руку чиновников Минобрнауки в прошлом году. Объективно все понятно, перечень журналов давно нуждался в пересмотре, определении новых критерий отбора достойных, квалифицированных и неподкупных изданий. Старые правила были довольно просты, помещались всего на одной странице А4 и взывали в основном к совести и чести редакций. В сентябре прошлого года Минобрнауки выпустил Проект приказа по формированию нового перечня ВАК, согласно которому вводились новые, более современные оценки и требования для включения в перечень, такие как пороговые значения импакт-факторов (ИФ) по РИНЦ, запрет на платную ускоренную процедуру рецензирования и публикации. Согласно Проекту приказа новый перечень журналов ВАК должен был стать новогодним подарком к началу 2014 года. Приказ после полугодовых обсуждений наконец подписали 24 июля этого года. Требования к журналам в новом Приказе изумляют. Все новое — это в лучшем случае хорошо переписанное старое и ничего из предложенного в Проекте.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее