№ 1(8) / сентябрь

Наука в лицах

Михаил Гельфанд. За дело

Михаил Гельфанд

Михаил Гельфанд

Михаил Гельфанд не нуждается в представлении. Он не просто известный ученый, он гражданин в самом широком смысле этого слова. Михаил Сергеевич открыто выражает свою позицию и не боится быть замеченным на митингах. Корреспондент «Научного обозрения», отправляясь в Москву, обязательным пунктом в список дел внесла общение с Гельфандом. Интервью с именитым ученым прошло на одном дыхании.

— Михаил Сергеевич, Вы известны как один из наиболее активных представителей гражданского общества в науке. Какие сейчас общественные и социальные проблемы в жизни ученых Вы пытаетесь решить?

— Давайте для начала снизим планку, которую вы мне обозначили: я вовсе не считаю себя наиболее ярким представителем гражданского общества в науке или самым активным борцом за науку. Если я и известен, то, как мне кажется, больше в узких кругах. Наивно полагать, что я один могу решить проблемы, накопившиеся в науке, разве что обозначить их и предложить какие-то варианты решения. Однако существуют локальные задачи, которые мне интересны, например проблема научных экспертиз: как правильно организовать процесс, как подобрать компетентных экспертов, как должен быть устроен регламент. Вот этим вопросом я занимаюсь вплотную и как член рабочей группы «Корпуса экспертов», и как начальник Отдела научных экспертиз МГУ, и как со-координатор одного из конкурсов фонда «Династия», и как автор разных текстов и прожектов. Если говорить о глобальных проблемах — слабом финансировании фондов, чрезмерной бюрократизации, недостаточной мобильности ученых — то тут уже остается только публичная и публицистическая деятельность.

— Как Вы считаете, новый министр образования и науки России Дмитрий Ливанов способен решить обозначенные Вами проблемы?

— По крайней мере, он их понимает. В частности, многие из них были обозначены в статье, которую мы с ним опубликовали в «Эксперте» (я потом продолжил полемику вокруг этого текста в газете «Троицкий вариант»).
Однако министр в одиночку не сможет решить проблему бюрократии, как бы он ни осознавал ее губительность. Этим должны быть озадачено и правительство в целом, и научное сообщество: разнообразные формы отчетности имеют свойство заводиться на самых разных этажах системы. Впрочем, новый министр обещал уменьшить объем бумажной работы. И если ему удастся это сделать — считайте, что он добился ощутимого результата.

Письмо-статья, подписанное Гельфандом и Ливановым, в журнале «Эксперт» вышло в сентябре прошлого года. В нем авторы говорили, что у России «есть шанс создать конкурентоспособную фундаментальную науку, основанную на системе конкурсов, институте независимой экспертизы и проектной организации фундаментальных исследований». Что для этого нужно делать — было подробно описано. В частности, указывалось, что «на первом, подготовительном, этапе необходим аудит научного и кадрового потенциала институтов РАН, а также НИЦ (Курчатовский институт), ведущих вузов, имеющих особый статус (МГУ, СПбГУ, федеральные и исследовательские университеты)». Далее — «поэтапное (равными долями в течение четырех-пяти лет) перемещение сметного финансирования РАН в систему научных фондов». Как скоро удастся решить поставленные задачи, по их мнению, будет зависеть от того, насколько охотно чиновники пойдут на контакт с активными представителями научной среды.

— Однажды Дмитрий Ливанов высказал такую мысль, что если студент не знает английского языка, то такой студент нам не нужен…

— Да, новый министр уже не первый раз замечен в употреблении подобных резких высказываний (улыбается). Но в этом есть здравое зерно. Если мы говорим применительно к «деревенскому» вузу без особых амбиций, наверное, в знании английского языка нет острой необходимости. Другое дело, когда речь заходит об университете, который претендует на звание исследовательского. Хотя хорошим учителям-естественникам было бы полезно знать английский язык — это бы существенно повысило их возможности при поиске интересных материалов в Интернете.

Михаила Гельфанда считают одним из наиболее активных представителей гражданского общества в науке. Он участвовал в написании открытого письма президенту РФ в защиту отечественной науки. Был одним из организаторов митинга ученых против забюрократизированности науки, который прошел в Москве 13 октября. На прошедшем в декабре митинге на проспекте Сахарова Михаил Гельфанд также был, кстати, единственный представитель от научной общественности. К слову, партия власти в наукоградах Пущино, Дубне, Черноголовке получила рекордно низкие голоса. Как рассказал Михаил Сергеевич, последний раз в подобном многолюдном митинге он участвовал в феврале 1989 года, когда сотрудники академических институтов выступили за выдвижение академика Сахарова в народные депутаты. «Мне бы очень хотелось, чтобы результатом того, что происходит сегодня, явилось появление партий, за которые будет не стыдно голосовать и может быть даже в которые будет не стыдно вступить. Сейчас же, пожалуй, таких нет. На митинге на Болотной был замечательный лозунг «Я не голосовал за этих сволочей, я голосовал за других сволочей». Давайте сделаем так, чтобы завтра нам не надо было снова голосовать за сволочей», — отметил он в своей речи на митинге.

— Вопрос о современном книгоиздании. Сейчас Интернет практически свел на нет спрос на бумажные фундаментальные труды, студентам проще выйти в Сеть. На Ваш взгляд, насколько губительна такая тенденция?

— Кто Вам сказал, что такая тенденция губительна? Думаю, нисколько. Тот же фундаментальный труд вполне может быть опубликован в Интернете, и какая разница, как его читать — на бумаге или с экрана. К тому же, например, в моей области события происходят с такой скоростью, что «фундаментальные труды» очень быстро устаревают, — читать надо свежие обзоры ну и, конечно, оригинальные статьи. И потом, компьютер дает новые возможности, которыми мы пока недостаточно умеем пользоваться. Скажем, изучать структуру белка, имея возможность «повертеть» его на экране, — это гораздо правильнее, чем разглядывать статичные рисунки. Кстати, сейчас многие современные учебники выходят в комплекте с компакт-дисками, на которых записаны примеры, задания и программы, необходимые для их выполнения. А если студент прочитал в интернете глупость, а потом эту глупость пересказал на занятии или зачете, значит, надо ему объяснить, что это глупость, а в идеале — научить отличать ерунду от неерунды — и это задача преподавателя, он должен учить.

— Вы могли бы сказать, что сейчас наблюдается возрождение науки?

— Я бы вообще предложил отказаться от подобной формулировки. Надо слезть с подножки. Я бы сказал: она пока не умирает, но чтобы что-то развить, нам нужно сначала суметь сохранить то, что есть. Российская наука нуждается в реформировании. При этом не нужны, даже вредны призывы «пусть сильнее грянет буря» — необходима кропотливая работа по выстраиванию конкурсных механизмов, организации честной экспертизы, борьбе с административным ресурсом, разрушению бюрократических рогаток.

СПРАВКА

Михаил Сергеевич Гельфанд — российский биолог, специалист по биоинформатике, доктор биологических наук, профессор факультета биоинженерии и биоинформатики МГУ, зам. директора Института проблем передачи информации им. А. А. Харкевича РАН. Член рабочей группы проекта «Корпус экспертов». Зам. главного редактора газеты «Троицкий вариант — Наука». С 2012 г. входит в состав Общественного совета при Минобрнауки РФ.

Научные интересы:

  • cравнительная геномика;
  • метагеномика;
  • эпигенетика и структура хроматина;
  • метаболическая реконструкция и функциональная аннотация генов и геномов;
  • поиск регуляторных сигналов;
  • эволюция метаболических путей и регуляторных систем;
  • альтернативный сплайсинг;
  • микроэволюция бактерий.

Ученые степени и звания:

  • 2010 год — член Европейской академии;
  • 2007 год — профессор по специальности «Биоинформатика»;
  • 1998 год — доктор биологических наук (молекулярная биология), ГосНИИ Генетики и селекции промышленных микроорганизмов (Москва). «Компьютерный анализ и предсказание функциональных особенностей последовательностей ДНК»;
  • 1993 год — кандидат физико-математических наук (биофизика), Институт теоретической и экспериментальной биофизики (Пущино) «Предсказание сайтов сплайсинга и белок-кодирующих областей в ДНК высших эукариот».

Награды и премии:

  • один из 10 самых авторитетных ученых России 2010 и 2011 года по версии журнала «Русский репортер»;
  • 2010 год — премия РФФИ за лучшую научно-популярную статью 2009 года;
  • 2007 год — премия имени А. А. Баева Российской академии наук за 2007 года за цикл работ «Компьютерная сравнительная геномика»;
  • 2006 год — премия за лучшую публикацию в российских научных журналах за 2005 год (МАИК «Наука») за цикл работ по биоинформатике в журнале «Молекулярная биология»;
  • 2004 год — «Лучший ученый РАН», Фонд поддержки отечественной науки.

Беседовала Гузель Муллахметова

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...

Оставить комментарий:

CAPTCHA image

Статьи из рубрики: Наука в лицах

Анатолий Павлович Маркеев. Судьба ученого

Анатолий Павлович Маркеев

В мае исполнилось 70 лет выдающемуся российскому ученому Анатолию Павловичу Маркееву. Коллеги уважают его за компетентность, способность к генерации идей, талант исследователя и глубокую преданность своему делу; студенты ценят за умение зажечь в их сердцах интерес к науке, за широту мысли и восприимчивость всего нового. Газета «Научное обозрение» отдает дань заслугам Анатолия Павловича и на своих страницах рассказывает о том, как происходило становление ученого.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее