Новости

ФАНО: Чуть помедленнее

26 августа 2014

Новые инициативы ФАНО комментирует заместитель президента РАН доктор экономических наук Владимир ИВАНОВ:

- Недавно достоянием научной общественности стало подготовленное в ФАНО письмо о “структуризации подведомственных агентству исследовательских структур”. В нем говорится, что новая система будет обсуждаться в рамках Научно-координационного совета ФАНО и Совета при Президенте РФ по науке и образованию. А с РАН какие-то консультации по этому поводу проводились?
- С Академией наук данные предложения не обсуждались, хотя, по логике, это было бы правильно. Возможно, согласование с РАН будет проходить на следующем этапе.
- Как видно из текста, инициативы ФАНО — ответ на поручение заместителя председателя правительства Ольги Голодец. Поступало ли это поручение в РАН?
- Нет, правительство не давало таких поручений академии. Как известно, недавно вопросы науки поменяли куратора: теперь они переданы в ведение заместителя председателя правительства Аркадия Дворковича. Так что окончательное решение за ним.
- Как вы прокомментируете суть предложений ФАНО?
- Подведомственные ФАНО институты, ранее входившие в РАН, РАМН, РАСХН, которые сегодня занимаются фундаментальными научными исследованиями, планируется в основном переориентировать на решение прикладных задач. Эти предложения согласуются с программой, изложенной в ставшем недавно достоянием гласности письме Андрея Фурсенко главе государства.
- Вы считаете, что речь идет о сокращении фундаментальной науки? Но ведь наряду с федеральными исследовательскими центрами, федеральными и национальными научными центрами, явно заточенными под прикладные тематики, в предлагаемой схеме фигурируют и национальные исследовательские институты, задача которых — выполнение фундаментальных работ.
- Обратите внимание: все четыре типа организаций планируется создать на базе академических институтов. Значит, существенная их часть будет перепрофилирована, в этом и смысл “структуризации”. Насколько я понимаю, предлагается развивать ориентированные фундаментальные исследования, поисковые будут выведены за скобки. При таком подходе фронт фундаментальных исследований значительно сократится, и Россия исчезнет с мировой карты науки.
Кроме того, явно планируется сузить спектр направлений исследований. В письме прямо говорится, что “фундаментальные научные исследования должны вестись в объемах и на уровне, необходимых для формирования достаточного задела практических разработок в среднесрочной и долгосрочной перспективе”. Но тут сразу возникают вопросы. А кто может указать, какие научные результаты потребуются промышленности, например, через 20 лет? И что делать с общественно-гуманитарными науками? К приоритетам технологического развития они не относятся, да и прикладное их значение — предмет отдельного разговора.
- Насколько эти предложения ФАНО соответствуют научно-технической политике нашей страны?
- Здесь надо разделять декларации и реальность. На высшем государственном уровне постоянно подчеркивается необходимость построения инновационной экономики. Другое дело, что воплощаются в жизнь эти заявления не слишком успешно. Но совершенно очевидно, что без мощной фундаментальной науки, работающей не только и не столько в университетах, сколько в специализированных научных структурах, страна не сможет сохранить технологический суверенитет. Об этом, кстати, много говорилось на проходившем в Новосибирске в июне Международном форуме “Технопром-2014”.
Таким образом, предложения ФАНО по сокращению объема фундаментальных исследований не учитывают ни стратегические цели развития, ни современную ситуацию, в том числе технологические санкции против России, необходимость обеспечения импортозамещения.
- Так ведь чиновники призывают сосредоточиться на решении практических задач как раз в связи с санкциями. Вам не кажется разумной такая постановка вопроса?
- Предлагаемый подход в стратегической перспективе закрывает России путь к технологическому развитию. В документе явно прослеживается намерение “прикрыть” направления, которые не укладываются в некие “приоритеты”. Но в фундаментальной науке нет и не может быть приоритетов в общепринятом понимании. Есть области, которые в настоящий момент эффективно развиваются, есть бесперспективные направления, по которым не имеет смысла проводить исследования (например, изобретение вечного двигателя), и есть направления, которые пока еще не дали результата, но могут в любой момент “выстрелить”. Последние нуждаются в развитии не меньше, чем первые. Иначе мы рискуем пропустить новые перспективные открытия.
- Авторы документа явно нацелены на решение такой важной задачи, как повышение эффективности использования имеющегося научного и технологического потенциала для развития страны. Сработает ли, на ваш взгляд, предлагаемый ими механизм?
- Сильно в этом сомневаюсь. Переориентировать академические научные организации на проведение прикладных исследований — идея весьма спорная. Наверное, для этого проще новые структуры создать. Но и в данном случае, если не обозначены конкретные цели и ожидаемые результаты (а в обсуждаемом документе  о них ничего не говорится), то это будет пустая трата сил и средств. Ну и потом, кто-нибудь оценил, во что обойдутся такие трансформации? Где на них взять деньги? В недавнем ответе Минфина на обращение Профсоюза работников  РАН четко сказано, что увеличения финансирования ждать не стоит. Значит, вместо того чтобы направить средства на исследования, их будут расходовать на проведение организационных мероприятий.
Что же касается использования достижений науки для технологической модернизации экономики страны, вооруженных сил, социальной и инженерной инфраструктуры, то представляется, что начинать надо с постановки задач  исходя из потребностей отраслей, в конкретных числовых показателях и технических терминах. Нужно определить номенклатуру перспективных изделий и технологий, а также ресурсы, необходимые для их разработки.
Только под такие четко сформулированные задания имеет смысл создавать новые программы и, в случае необходимости, новые структуры. А “озадачить” ученых могут только производственники, но уж никак не Министерство образования и науки или какой-нибудь экономический вуз.
- А что вы можете сказать по поводу предложенных ФАНО новых организационных платформ, в которые предлагается “структурировать научные институты”?
- Мне кажется, этот вопрос обсуждать пока еще рано. Прежде чем начинать новый этап реформирования академической науки, необходимо завершить предыдущий, реализация которого неоправданно затянулась. С момента принятия закона о РАН прошел почти год. Настало время подвести итоги. Нужно понять, почему до сих пор не заработали механизмы управления наукой, заложенные в законе, провести анализ выполнения всех поручений правительства по этой теме.
После этого в систему надо внести корректировки, и она должна поработать хотя бы год-другой, чтобы стали видны ее плюсы и минусы. Нельзя находиться в ситуации постоянного реформирования — это отрицательно сказывается на работе ученых.
Кроме того, вряд ли имеет смысл не только проводить, но даже и планировать какие-то новые преобразования, пока не решены основные вопросы жизни академических организаций. Сегодня далеко не у всех институтов утверждены уставы, принципы оплаты труда не отработаны, не все имущество академических институтов поставлено на учет, не решены кадровые вопросы, не отработано взаимодействие ФАНО и РАН по части осуществления административно-хозяйственных функций и научного руководства. Как говорил герой одного известного фильма: “Нет ничего хуже незаконченных дел”.

Беседу вела Надежда ВОЛЧКОВА Источник: газета «ПОИСК»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...

Оставить комментарий:

CAPTCHA image