Новости

Второе письмо академика Алексея Паршина об экспертизе научных организаций ФАНО

29 апреля 2014

Академик А.Н. Паршин обратился к редакции saveras.ru:

Уважаемые коллеги! Вы любезно разместили мое письмо неделю назад. Оно было довольно спонтанным откликом на обрушившиеся на нас проблемы оценки научных институтов. За прошедшую неделю в процессе подготовки ответов на анкету ФАНО происходили многочисленные обсуждения и консультации. Продумывая ситуацию, я написал новое письмо, идеи которого обсуждались с самыми разными людьми, от рядовых сотрудников институтов и до директоров. Негативной реакции не было. Прошу Вас поместить это письмо и сопутствующие материалы на Вашем сайте.

Выполняем просьбу Алексея Николаевича и публикуем его новое письмо, распространенное в Сети координации институтов.

Уважаемые коллеги!

В течение этой недели в сотнях институтов Академии сотрудники ломали себе голову, как ответить на вопросы по оценке эффективности научных организаций, составленные для нас сотрудниками Экспертно-аналитического управления ФАНО (руководитель Елена Ивановна Аксенова, данные о ней и ее работах см. на http://sarmedinfo.ru/list/16378). Ровно в это же время мы должны были ознакомиться, дополнить и представить в ФАНО новые Уставы институтов, кардинально меняющие нашу жизнь.

Эти базовые документы, составляющие основу нашей будущей жизни, нам пришлось делать в условиях крайней спешки. Документы по оценке эффективности поступили, к примеру, в математические институты 16 апреля, срок ответа в письме ФАНО определен до 25 апреля (заметим, что документ подписан 10 апреля!). И если работа над уставом была для нас не новой, то продумывание ответов на поставленные вопросы по оценке нашей деятельности — это задача более сложная и требующая взвешенного и длительного обсуждения.

После отсылки наших предложений 25 апреля, нам предлагается собраться 22 мая на общественное обсуждение проекта оценки эффективности деятельности научных организаций в ФАНО. Представьте себе, что на этом «обсуждении» будет присутствовать примерно около тысячи человек. Ясно, что такое собрание вряд ли будет особенно эффективным.

После 25 апреля ФАНО будет иметь груду сырого, не слишком продуманного материала, где мнения сотен институтов никак не согласованы и зачастую противоречат друг другу. Трудно представить как сотрудники ФАНО смогут «свести» эти мнения в единую систему, которая могла бы нас удовлетворить.

Представляется, что в этой ситуации необходимо предпринять некоторые действия. Мои предложения:

1. Институты отправляют письмо руководителю ФАНО с указанием на следующие обстоятельства, связанные с подготовкой этих данных:
а) сильный временной прессинг, что не могло не отразиться на качестве работы,
б) подготовленный документ ФАНО использует материалы, подготовленные Минобрнауки и которые не согласованы с требованием постановления Правительства РФ от 1 ноября 2013 г. N 979. В нем говорится, что материалы, подготовляемые Минобрнауки должны, помимо прочего «учитывать показатели результативности деятельности научных организаций экономически развитых стран, осуществляющих сходные типы исследований». Минобрнауки, неоднократно заявлявшее об отсталости нашей наука по сравнения с западной, сознательно или по неведению грубо игнорирует в своей деятельности международный опыт организации и оценки научный деятельности именно экономически развитых стран.
В связи с этим просьба к М. М. Котюкову: материалы, посланные в ФАНО до 25 апреля, не считать окончательным выражением позиций институтов по вопросам оценки и институты производят их дальнейшие уточнение и доработку. Насколько мне известно, некоторые институты уже послали такие письма.

2. В нашей дальнейшей работе по подготовке принципов оценки институтов учитывать опыт Великобритании (http://www.ref.ac.uk). Вот его особенности, особенно впечатляющие на фоне МОНовских таблиц:
1) Оценка научной деятельности основана прежде всего на научной экспертизе, проводимой профессионалами в соответствующих областях науки.
2) Предметом оценки научных групп служат их публикации за определенный срок (в данном случае 5 лет), выбранные в ограниченном количестве (в данном случае 4 публикации) из всех публикаций группы. Общее количество публикаций НЕ играет никакой роли.
3) Формальные численные показатели допускаются к рассмотрению в качестве дополнительного средства лишь для части наук (физика, химия, биология и ряд других) и не допускаются для остальных (математика, инженерные и гуманитарные науки). Их ОТСУТСТВИЕ не может служить основанием для негативных выводов.
4) Использование импакт-фактора журнала, в котором опубликована работа, не разрешается ни для каких наук. Это положение было введено в правила оценки после многочисленных дискуссий в научном сообществе в результате постановления Комитета по науке Палаты общин Британского парламента.
Я не предлагаю буквальное копирование этой системы, но это очень продуманная и взвешенная система, которая создана людьми, заботящимися о развитии науки в своей стране и готовившими и тестировавшими ее в течение нескольких лет, а не восьми дней.

3. Действия ДО 22 мая. Не дожидаясь, пока начальство создаст нам правила нашей жизни, по которым нас будут исчислять, реорганизовывать и сокращать, начать определять САМИМ эти правила. Это прежде всего относится к референтным группам.

Создание референтных групп требует особой осторожности в силу последующего их использования для разделения институтов на три категории (см. постановление Правительства РФ N 979 и заявление ОМН РАН по этому вопросу). В имеющейся ситуации мы вряд ли сможем добиться отказа от такого разделения институтов. Дело в том, что их создание предусмотрено постановлением Правительства РФ N 979 и ФАНО будет настаивать на следовании этому постановлению. С другой стороны, приказ МОН (тем более проект) менее значим в бюрократической иерархии и следовательно доступен для критики.

Я предлагаю институтам САМИМ начать работу над созданием СВОИХ референтных групп и прикидывать как может происходить в них оценка и к каким последствиям она может привести в данной референтной группе. В каждой такой группе подбор показателей для сравнения должен быть СВОЙ.

Приведу возможные примеры условий для институтов, которые можно использовать в качестве исходных, но необязательно окончательных, для создания референтных групп:

  • Теоретические/прикладные
  • Относящиеся (преимущественно) к одной области/мульти-дисциплинарные
  • Большие по численности/небольшие
  • С большим бюджетом/с небольшим
  • Зарабатывающие деньги/не занимающиеся этим

Сюда можно добавить и другие, но хорошо бы иметь несколько базовых, пригодных для всей науки в целом, которые будет отстаивать все научное сообщество. Это не исключает специальных условий для дальнейшего деления групп в разных областях науки.

Общий принцип: в одну референтную группу не должны входить институты различающиеся хотя бы по одному из членов этих оппозиций.

Замечание: ясно, что эти свойства институтов достаточно размыты и их использование должно основываться на здравом смысле.

Некоторые группы однородных институтов довольно легко просматриваются. Некоторые, очень мультидисциплинарные, не имеют сравнимых аналогов и трудно представить их в какой-то референтной группе более 1 института именно в силу их уникальности? Это отдельная непростая проблема, которую надо обсуждать.

Майские праздники не должны быть помехой этой работе. Если нас волнует наша судьба, то чем-то надо и пожертвовать. Это дополнительный тест на нашу готовность бороться по-настоящему.
У нас есть время это сделать. По имеющемуся плану Правительства РФ эта работа должна быть завершена к 1 июля.

Приложения:

А. Н. Паршин, зав. отделом алгебры и теории чисел Математического института им. В. А. Стеклова РАН

Первоисточник: saveras.ru

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...

Оставить комментарий:

CAPTCHA image