Новости

Зачет по отчетам. Грантополучатели РНФ прошли первую проверку

15 марта 2015

Российский научный фонд (РНФ) преодолел важный этап в своем развитии: завершена дебютная отчетная кампания грантополучателей фонда. На днях Правление РНФ утвердило решение Экспертного совета по отчетам за первый, хотя и неполный, год исследований. Большинство исполнителей проектов получили высокие оценки и отправились на второй круг, с дистанции сошли единицы.

О предварительных результатах работы по грантам РНФ «Поиску» рассказал председатель Экспертного совета фонда член-корреспондент РАН Александр КЛИМЕНКО.

— Александр Викторович, сколько грантополучателей уже отчиталось перед фондом?

— В первой отчетной кампании участвовали победители конкурсов РНФ 2014 года. Всего в прошлом году было запущено пять программ, но отчеты предоставили участники первых четырех. Победители пятого конкурса — комплексных научных программ развития исследовательских организаций — подписали соглашения с фондом только в декабре, так что с них результаты спрашивать рано.
Если говорить о количестве отчитавшихся коллективов, всего их 1104, 875 — получатели грантов для отдельных научных групп, 161 — для существующих научных лабораторий и кафедр, 38 — для вновь созданных лабораторий и 30 — для международных научных групп.

— Как проходила экспертиза? По каким критериям оценивались отчеты?

— Сначала все отчеты проходили формальную проверку: сотрудники аппарата фонда смотрели, выполнены ли условия, оговоренные в соглашениях. Это, например, число публикаций; наличие в составе коллектива молодых ученых, аспирантов, студентов; ограничение по зарплатам руководителей. В случае несоблюдения исполнителями договоренностей фонд требовал от них письменных объяснений.
На следующем этапе рассматривалась содержательная часть отчетов. Каждый оценивали два эксперта, их заключения рассматривались на заседаниях секций по отраслям знания, а потом изучались бюро Экспертного совета. Члены бюро подошли к делу очень ответственно: общие заседания проводились дважды. Рекомендации бюро рассмотрел Экспертный совет, который составил свое заключение и передал в Правление фонда, окончательно утвердившее результаты экспертизы. Отчетная кампания продолжалась почти два месяца.

— И каковы ее итоги?

— Подавляющее большинство работ (около 80%) получили высокие оценки, а примерно 20% вызвали у экспертов замечания. В итоге решено было продолжить финансирование в запрошенном объеме 1083 грантополучателей, а обеспечение четырех проектов полностью прекращено.

— А почему закрыты эти четыре проекта?

— Отчеты по ним были признаны неудовлетворительными, и дальнейшее выполнение исследований Экспертный совет посчитал нецелесообразным.

— Будут ли не справившиеся с работой коллективы публично названы?

— Фонд не собирается заводить какую-то специальную «доску позора». Но в размещенных на сайте РНФ списках исполнителей будет указано, что финансирование данных проектов прекращено по решению фонда.

— Давайте разберемся в цифрах. Всего отчитывались 1104 коллектива, финансирование 1083 проектов решено продолжить в запрошенном объеме, выплаты по четырем грантам прекращены. А что стало еще с 17 грантополучателями?

— Семнадцати коллективам финансирование было сокращено еще на этапе конкурсного отбора. Запрошенные ими суммы показались экспертам завышенными. Ученым было предложено подписать соглашения на меньшие деньги, и они согласились. Отчеты этих групп были приняты, и они будут продолжать работы на ранее оговоренных условиях, то есть с уменьшенным объемом финансирования.

На данном этапе Экспертный совет не посчитал возможным сокращать объемы выплат по грантам в наказание за нарушения условий соглашений или недостаточно качественную работу. Вот когда люди отработают полноценный год, тогда мы, может быть, и подумаем о применении подобных мер. А сейчас мы, наоборот, должны помочь войти в нормальный график тем, кто показал не очень хорошие результаты.

Однако руководителям 167 проектов были вынесены предупреждения. Им указано, что предъявленные замечания по несоблюдению условий соглашения и (или) содержанию выполненных исследований в 2015 году должны быть устранены. В противном случае совет оставляет за собой право ставить вопрос о прекращении финансирования проектов. Эти извещения вместе с замечаниями экспертов и особым мнением секций размещены на личных страницах грантополучателей.

— Вы не могли бы привести примеры наиболее характерных нарушений?

— Наверное, самое распространенное — невыполнение условий по количеству публикаций. Вообще, это довольно странно. Ведь когда грантополучатели заключали соглашения с фондом на 2014 год, мы ни на кого не давили и ни к чему не принуждали. РНФ подписывал соглашения, в том числе с исполнителями, которые, трезво взглянув на вещи, не стали планировать публикаций на текущий год, отложив их на будущее. Но были и такие, которые не смогли реалистично оценить свои силы: «заложили» в планы много статей и не выполнили обещанного.

Второе частое нарушение — отсутствие в публикациях ссылок на РНФ. Видимо, статьи подавались в журналы еще до получения гранта. Были и такие, кто вообще представлял статьи, опубликованные до начала работ по проекту. На что эти люди рассчитывали — не понятно.

Нередко в публикациях давалась информация о поддержке со стороны нескольких фондов, и при этом не указывалось, какая часть работы выполнена за счет гранта РНФ. Эдакая маленькая хитрость: убить одним выстрелом нескольких зайцев.

Не все соблюдали требование по составу участников проекта и оплате их труда. Были руководители, начислявшие себе больше установленного предела — 30% фонда заработной платы. Некоторые не считали нужным должным образом оплачивать работу молодежи.

— А какие научные результаты показали грантополучатели РНФ?

— Для начала приведу некоторые статистические данные. Среди 15 748 исполнителей проектов доля ученых в возрасте до 39 лет составляет 61,5%. Полагаю, что этой цифрой фонд может гордиться. В свое время было много разговоров о том, что создание РНФ привело к ликвидации популярной в научном сообществе Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России». Думаю, эти претензии уже не актуальны. Среди конкурсов РНФ нет ни одного, в условия которого не входил бы пункт о необходимости привлечения молодежи. Этому вопросу уделяется серьезное внимание — и результат налицо.

Еще одна важная цифра. В конкурсах РНФ приняли участие 384 научные организации из 51 региона России. Всего в стране исследовательских структур, как известно, около 3,5 тысячи. Получается, что в поддерживаемых фондом проектах участвует более 10% коллективов, причем самых сильных.

Теперь о публикациях в высокорейтинговых журналах. С учетом того, что участники проектов работают по заявленным темам меньше года, по большинству научных направлений показатели хорошие. Если говорить о публикациях, проиндексированных в базах WoS и Scopus, в среднем на один проект их приходится 2,6. Тот факт, что уже во многих статьях, опубликованных в таких авторитетных журналах, как «Nature» и «Science», стоят ссылки на поддержку РНФ, нас, конечно, радует.

Если говорить о конкретных направлениях, то математики, физики, химики, представители инженерных наук и наук о Земле предсказуемо оказались на высоте. По гуманитарным и сельскохозяйственным наукам высокой публикационной активности мы и не ждали. А вот биологи неприятно удивили. Для науки, которая сейчас на подъеме, публикаций маловато. Хотя мы понимаем, что это всего лишь первая прикидка, серьезные выводы можно будет делать разве что через год.

— Итоги отчетной кампании обсуждались на недавно прошедших заседаниях Правления и Попечительского совета РНФ. А какие еще вопросы рассматривали руководящие органы фонда?

— Попечительский совет с подачи экспертного утвердил ряд мер по совершенствованию организации конкурсов. Решено, например, что руководители остановленных фондом проектов не будут допускаться к участию в конкурсах РНФ в течение трех лет.

Такой же мораторий установлен для тех возглавлявших проекты РНФ ученых, которые покинут свой коллектив до окончания срока гранта. Как известно, оценка заявки во многом зависит от научных достижений руководителя. Если он уходит, условия проведения исследований существенно меняются, и мы обязаны на это реагировать. Понятно, что в жизни всякое бывает, но фонд не может разбираться с каждым случаем: что это — форс-мажор или реализуется схема «паровоза», когда известный ученый «протаскивает» один коллектив за другим? Поэтому будем всех нарушителей на три года лишать возможности руководить проектами РНФ.

Еще одно новое правило. Установлен срок — два месяца, в течение которого РНФ принимает жалобы на решения экспертов. Мы до сих пор получаем обращения по поводу первых конкурсов, закончившихся в прошлом мае. Это выглядит странно, собирать претензии бесконечно невозможно, поэтому введен срок давности. Фонд не вступает в переписку с заявителями, но внимательно рассматривает все их замечания и ко многим прислушивается. Обнаружив предвзятость эксперта, мы отказываемся от его услуг.

— Случались ли проблемы с экспертами во время оценки отчетов?

— Непростые ситуации возникали. Поэтому Экспертный совет рекомендовал включить в запланированную на текущий год серию воркшопов и вебинаров для экспертов фонда отработку методических вопросов, связанных с анализом не только проектов, но и отчетов.

Кстати, мы предложили провести и семинары для грантополучателей по итогам второго года реализации проектов. Пока решаем, как сделать эти публичные отчеты интересными и полезными. Понятно, что все коллективы пропустить через них невозможно. Наверное, это будут тематические форумы с участием отобранных фондом исполнителей.

— Недавно Минфин объявил о новой корректировке бюджета. В дополнение к 10-процентному секвестру расходов всех бюджетных организаций предлагалось, например, на 4,1 млрд уменьшить взнос государства в Российский научный фонд.

— К деятельности Экспертного совета это отношения не имеет. Но, насколько я знаю, руководство фонда борется против очередного сокращения финансирования. Если предложения Минфина все же будут приняты, это, скорее всего, отрази­тся только на будущих конкурсах. Уже взятые обязательства фонд постарается выполнить.

Беседовала Надежда ВОЛЧКОВА

Фото Николая Степаненкова

Источник: Поиск

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...

Комментарии:

  1. Николай:

    Здравствуйте,
    Я независимый исследователь, потому, что не принадлежал и не принадлежу ни к одному научному коллективу, к великому сожалению. Но, сколько себя помню, наука для меня всегда была хобби. При помощи установленного мной фундаментального научного открытия, я могу внести существенные коррективы в рост животного мира. К примеру, коровы будут вырастать в величину слонов, свиньи в величину коров, а куры наравне гусей или индюков и т. д. И все это произойдет в сравнительно короткий срок. Это все, что до биологической науки. В астрономии и астрофизике у меня еще больше установлено фундаментальных научных открытий. Но вот парадокс: все эти фундаментальные научные открытия, уже несколько десятилетий я не могу опубликовать. Причина в том, что все редакции научных журналов требуют сообщать место работы и название научной организации, которой у меня не было, и нет. Что делать? Я для России и для науки в целом мог бы сделать, очень много пользы незамедлительно, но мешают искусственные непреодолимые барьеры, выставленные на моем пути. Николай

  2. Николай:

    Если кому-то покажется, что я занимаюсь трепом, то слегка поясню, о чем речь. Мной разгадана причина породившая акселерацию, то есть ускоренное развитие детей и подростков. Так вот при помощи этого метода гарантирую вывести сельско-хозяйственных животных и птиц гигантской породы, которые к тому же будут иметь ускоренный рост. Если этот метод кого-либо заинтересует, сообщите ниже. Николай

Оставить комментарий:

CAPTCHA image