№1 (14) 2014

Прямая речь

Где российскому ученому жить хорошо? Мнение третье. Турция

Октай Пашаев

Октай Пашаев

12–15 февраля 2014 года в Удмуртском государственном университете прошла Международная конференция «Regular and Chaotic Hydrodynamics. Theory and Applications». Среди приглашенных гостей был профессор математики Турецкого технологического института Измира, а в прошлом научный сотрудник ОИЯИ в Дубне Октай Пашаев. Турецкая земля с большим радушием приняла нашего соотечественника. Турецкие власти создают необходимые условия для процветания фундаментальной науки, быть педагогом в Турции престижно, индекс Хирша знать необязательно. Об этом и многом другом в интервью «Научному обозрению» рассказал Октай Пашаев.

НО: Во время знакомства с вашими научными трудами нам, к сожалению, не сразу удалось распознать ваши советские корни. У вас интересный жизненный путь: Баку—Москва—Измир. Расскажите о вашей научной судьбе.

— Я родился в Баку, а учился на физическом факультете МГУ, потом почти 20 лет работал в Дубне — вот откуда отличное знание русского языка. Когда произошел распад Советского Союза, надо было выбирать: уйти в бизнес или остаться в науке. Особых терзаний не было, мне всегда было интересно заниматься наукой, все остальное было не так интересно.

В 90-ом году после очень большой конференции по солитонам в Дубне с участием известных ученых я в первый раз выехал на Запад — в Италию, Францию и Бельгию. Эта поездка оказала на меня очень сильное влияние: я увидел другой образ жизни и действий, почувствовал свободу. Уехав из Баку сначала в более свободную во всех отношениях Москву, а затем в Европу, я каждый раз переходил на следующий уровень свободы. Вот так мне повезло прочувствовать иерархию свободы.

Три месяца я проработал в Университете Лечче на юге Италии, здесь состоялась моя первая научная работа в международной группе — так сказать, первое сотрудничество. Мы сделали хорошие работы по солитонной тематике, и тут возник интерес к вихревым системам. Потом я поехал в Тайвань, далее в Турцию на один год — в Турецкий институт фундаментальных исследований ТЮБИТАК (сейчас он известен как Институт Феза Гюрсея). Надо признаться, мне не с первого раза понравилось в Турции, потому что это единственный институт в стране, где работают теоретики. Поначалу приходилось тратить много сил, чтобы доказать, что мы действительно занимаемся научной работой.

Вообще, надо сказать, Турция — инженерная страна. Инженерная группа здесь очень сильная, поэтому основной контингент студентов идет на инженерные специальности, зная, что после получения образования они найдут хорошую престижную работу. А фундаментальную науку, в частности математику и физику, выбирает меньшее число абитуриентов. К сожалению, сейчас физические факультеты часто закрываются, а на математику идут в основном девушки. Тем не менее четыре года, с 1996-ого по 2000-ный, я провел в Тайване. И только с 2000 года решил остаться в Турции.

В Тайване по ряду причин мне было тяжело: это и климатические условия, и слишком большое расстояние до Москвы и Европы. Но люди мне там очень понравились и условия для работы очень хорошие. Затем мне предложили должность преподавателя в Технологическом институте Измира в Турции, что дает некоторую стабильность — то есть никто не считает тебя бездельником и тебе не нужно доказывать, что ты делаешь что-то нужное. И я спокойно продолжаю работать со студентами и заниматься наукой.

Преподавательская деятельность в Турции не только хорошо финансируется, но и позволяет мне заниматься научной работой. Руководство института намеренно создает условия, чтобы студенты после окончания обучения работали в этих фирмах на благо института и государства.

Надо отметить, что до моего появления в институте математика преподавалась на уровне упрощенных курсов для инженерных отделений, а уже после моего приезда открыли сначала магистерскую, затем докторскую, а недавно и бакалаврскую программы. Вот так вот, грубо говоря, всё с нуля. Но приятно осознавать кредит доверия и самому создавать для себя и студентов рабочие программы.

НО: Ваш институт (Технологический институт Измира. — Прим. ред.) получает достойное государственное финансирование?

— Да, конечно. Наш институт расположен на довольно обширной территории и развивается с огромной скоростью, то есть застройки идут одна за другой. Уже создана большая технологическая зона, где располагаются технопарки института. В этой зоне работает ряд известных фирм по принципу Силиконовой долины. Руководство института намеренно создает условия, чтобы студенты после окончания обучения работали в этих фирмах на благо института и государства.

Также надо отметить, что недавно заключено соглашение между руководством нашего института и Институтом ICTP (Международный институт теоретической физики в Триесте, Италия) об открытии у нас отделения. Аналогичное отделение, нацеленное на Центральную и Южную Америку, существует в Бразилии. А теперь открывается и в Турции как Евразийский центр высших исследований (ICTP-ECAR). Это дает хорошие гарантии того, что студенты после защиты смогут 2-3 года сочетать свое образование с научной работой. Это важно, что такие решения принимаются на самом высоком уровне, в отличие от Дубны, где я был совсем недавно и ситуация мне показалась весьма плачевной…

НО: Как это похоже на всю нынешнюю Россию и на Салтыкова-Щедрина с его городом Глуповым…

— Я уже 14 лет в Турции, меня ценит руководство института и уважают студенты. Мы с моими учениками занимаемся научной работой, пишем статьи, многие из них уже стали профессорами.

НО: А как в Турции устроено финансирование научной работы? Вашу научную и преподавательскую деятельность финансирует только институт, в котором вы работаете?

— Преподавательская деятельность в Турции не только хорошо финансируется, но и позволяет мне заниматься научной работой. Мы получаем финансирование от института, полученные средства позволяют нам покрыть расходы на технику и на необходимое оборудование. Также мы участвуем и в больших проектах, которые финансируются Турецким фондом ТЮБИТАК, аналогом российского фонда РФФИ. Эти проекты направлены на поддержку и развитие студенческой научной работы. Студенты и сотрудники могут получать неплохие зарплаты — около 600 $ в месяц, а став ассистентом, студент может получать и до 1300 $. И так примерно восемь лет до получения степени PhD.

Надо иметь в виду, что во многих местах в Турции совсем другая система работы научных групп, она значительно отличается от той, что существует в России. Вместо научных школ работает принцип так называемых «антишкол», то есть профессор, научный руководитель, не может взять бывшего студента в сотрудники после защиты PhD. Это, как я полагаю, направлено против организации «научных мафий» в отдельных направлениях. Я сначала был не согласен с такой политикой, но впоследствии убедился, что это довольно грамотный подход, хотя надо отметить, что в организованной еще в советское время системе научных школ есть много плюсов.

Вместо научных школ существует принцип так называемых «антишкол», то есть профессор, научный руководитель, не может взять бывшего студента в сотрудники после защиты PhD.

НО: Объективно ли турецкий фонд ТЮБИТАК оценивает заявки и принимает решения о поддержке?

— Да, как мне кажется, объективно. По крайне мере, все хорошие заявки поддерживаются, для них достаточно денег в фонде. Мы тоже участвуем и выигрываем, а когда не получаем грант, я, в отличие от некоторых моих коллег, продолжаю заниматься своей научной деятельностью. Это немного странно для меня как представителя советской системы, что многие турецкие коллеги начинают заниматься научной работой только тогда, когда есть финансирование. Это, видимо, пришло из Америки. Наука — это ведь познание мира, и это интересно — все время познавать новое.

НО: А как вы отчитываетесь по грантам?

— Я, как правило, выступаю вторым лицом и сам не отчитываюсь, но я знаю, что важную роль играют публикации в международных индексируемых журналах. Насколько я знаю, отчитываться не очень тяжело, но для двухгодичного проекта требуется сдавать отчеты каждые шесть месяцев. Кроме отчетов о проделанной работе, пишутся некоторые планы на перспективу, но это не очень долгосрочные планы, а те исследования, которые находятся в разработке. Примерно как ведешь машину и смотришь на 200 метров вперед.

НО: Следует полагать, что турецкая молодежь активно идет в науку?

— Да, достаточно активно, но надо иметь в виду, что мир стал более материальным! Наука в Турции привлекает молодежь тем, что имеется восемь лет безбедного существования, по окончании которых можно почти без проблем найти хорошую работу.

Наука в Турции привлекает молодежь тем, что имеется восемь лет безбедного существования, по окончании которых можно почти без проблем найти хорошую работу.

НО: А каков в среднем размер гранта турецкого фонда, если сравнить с условиями РФФИ?

— Это сильно зависит от того, на какие исследования направлен грант — теоретические или прикладные. О прикладных я не берусь говорить, а на двухлетние теоретические исследования с привлечением четырех человек, включая двух руководителей и двух студентов, делегируется сумма около 70 000$, но эти деньги в основном рассчитаны на поддержку студентов, руководители получают немного.

НО: В России в последнее время идет интенсивное обсуждение политики поощрения публикаций в индексируемых журналах. Кое-где ее даже уже и внедряют. Как с этим в Турции?

— В институте, конечно же, поощряют за статьи в журналах с высоким импакт-фактором, но заботиться об этом обязательно должно и государство. Публикация поощряется институтом и фондом примерно в равных пропорциях. Выплаты зависят от класса журнала: «A», «B» или «C». За публикацию в «топовом» журнале класса «A», например в Nature, нам платят и фонд и институт по 3000$, то есть всего 6000$; за публикацию в журнале класса «B» — по 500$; в журнале класса «C» — по 200—250$. Но эти деньги делятся между всеми соавторами. Поэтому, если хотите на этом заработать, пишите в одиночестве (улыбается. — Прим. ред.).

Кстати, за 2012 год я получил премию института за самое большое количество публикаций в журналах, входящих в базу Web of Science, мне подарили планшетный компьютер.

НО: В России, к сожалению, в научной среде активно набирает обороты «гонка» за имакт-факторами, «хиршами» и другими показателями. Знаете ли вы свой «хирш»?

— Нет, не знаю, мне некогда этим заниматься. Бюрократы всегда хотят найти способ оценки нашей деятельности, потому что они не могут понять, чем мы реально занимаемся и как зарабатываем деньги. И в этом смысле очень замечательно, что заявки и отчеты по грантам у нас принимают эксперты, которые выносят решение о выдаче денег. Показатели эти важны, но опосредованно.

Я не знаю свой индекс Хирша, мне некогда этим заниматься. Бюрократы всегда хотят найти способ оценки нашей деятельности, потому что они не могут понять, чем мы реально занимаемся и как зарабатываем деньги. И в этом смысле очень замечательно, что заявки и отчеты по грантам в Турции принимают эксперты.

— Вы с Дубной (ОИЯИ) поддерживаете отношения?

— Сначала я старался это делать. Во время работы в Тайване мы привезли в Дубну крупнейшего бизнесмена Тайваня, практически третьего человека после президента, но, к сожалению, российская сторона не смогла как следует организовать рабочую встречу и заключить контракты. Оплошности были даже в бытовых нюансах, например в организации нормальных обедов — приходилось угощать гостя в обычной институтской столовой.

Несколько лет я публиковал статьи, указывая местом работы две организации, зарубежную и ОИЯИ. Но через некоторое время, руководствуясь странными аргументами, сейчас уже бывший ученый секретарь Дубны вдруг попросил меня не упоминать ОИЯИ в моих статьях. По-моему, очень странный поступок. А еще через некоторое время директор лаборатории вообще мне предложил написать заявление об уходе по собственному желанию. Тогда я отказался, и меня уволили в 2001 году по сокращению. Так без моего согласия оборвалась часть моей этнической связи с Россией, если можно так сказать.

Сейчас, приезжая в Дубну, вижу, что по моим понятиям и в сравнении с тем, что было, ситуация плачевна. Молодежи почти нет, старики, к сожалению, уходят. Считаю, что единственный способ достойного продолжения работ в Дубне сейчас — это тесное сотрудничество с европейскими проектами.

Сейчас, приезжая в Дубну, вижу, что по моим понятиям и в сравнении с тем, что было, ситуация плачевна. Молодежи почти нет, старики, к сожалению, уходят. Считаю, что единственный способ достойного продолжения работ в Дубне сейчас — это тесное сотрудничество с европейскими проектами.

— Вы, безусловно, следите за новостями о реформировании РАН. Что вы об этом думаете?

— Так получилось, что я своими глазами видел протест научной общественности в связи со столь скоропалительной политикой реформирования РАН и других академий. Знаю, что отношение к этому решению правительства было и остается очень негативным и расценивается как очередной «распил». Однако я думаю, что бороться с этим «злом» ученые должны другими методами. Стоять с транспарантами на баррикадах неприемлемо, все-таки наука — это вещь очень тонкая, не широкодоступная.

— Как вы считаете, Академия наук нуждалась в реорганизации?

— Все живое должно меняться. Изменение — это залог, что живое будет сохраняться. Все статичное умирает. Проблемы в РАН очень существенные. Да и сложно удержать шикарные пустующие здания в центе Москвы, ученых там почти нет. Полагаю, что в определенных кругах очень велик соблазн использовать эти помещения и территории в своих целях.

Конечно же, проблемы возникают из-за нехватки финансирования, которое, если и заложено в бюджете, после «распила» всех уровней до исследователей дойдет в мизерном объеме. В принципе, с этой позиции понятна политика организации дорогих научных проектов типа мегагрантов; чем больше сумма, тем больше от нее можно «отпилить».

И, конечно же, большая проблема РАН и всей российской науки — это нехватка молодежи.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...

Комментарии:

  1. Анастасия:

    Преподавать в России совсем не престижно, к сожалению. Сама про себя знаешь, что преподаешь, выполняешь работы по грантам, и денежка в целом набегает неплохая, но стараешься не обсуждать с одноклассниками, почему ты умница-красавица-медалистка работаешь в университете. Они ведь менеджеры и чиновники, вот это круто! :) Смирилась, не обсуждаю, просто делаю то, что мне нравится.

  2. Павлов С.А.:

    Октай, спасибо, интересно. Как-то все больше про Запад да про Китай говорим. Турция для россиянина – курортная зона. А тут вот оно как.
    Кстати, думаю, что ситуация уже немного поменялась, и инвесторов к нам вести уже можно. Накормить точно должны, как положено)))

  3. JessieopeLm:

    Компания “Авентус Риалти” – современное риелторское агентство, использующее продуктивные технологии привлечения покупателей. складская недвижимость. Мы работаем 24\7, сотрудничаем с инвеcторами и застройщиками, имеем громадную базу агентов. Создаём под каждый проект свой маркентинговый план по продаже или покупке недвижимости. Мониторим рынок и делаем и анализ ценообразования, это позволяет нам постоянно иметь актуальную информацию для использования в работе с клиентами. Наши специалисты проводят индивидуальные работы со съёмщиками и арендодателями.

    Мы сможем организовать реализацию или аренду офисной, складской и торговой недвижимости. Предоставляем необходимые консультации и при надобности сервис оценки объектов. аренда торговой недвижимости. Для получения подробной информации о наших услугах звоните по телефонам, которые указаны на нашем портале. Оформить заявку на аренду или покупку недвижимости вы также можете на нашем портале или напрямую обратившись по телефону к сотрудникам “Авентус Риалти”.

    Мы успешно сотрудничаем с более чем 50 сетевыми компаниями Москвы и МО, и наша клиентская база регулярно расширяется. агентство недвижимости аренда. Ждём ваших заказов!

Оставить комментарий:

CAPTCHA image

Статьи из рубрики: Прямая речь

Валерий Козлов: «Необходимо поддерживать ученых в их научных изысканиях»

Валерий Козлов, вице-президент РАН, академик

Важнейшим направлением развития нашей страны на сегодняшний день является переход к инновационной экономике. Однако невозможно построить новую Россию без развития науки и образования, утверждают эксперты. Станет ли поддержка данной сферы одним из приоритетных направлений государственной политики? Какие актуальные задачи стоят перед российским научным и образовательным сообществом сегодня? Об этом шла речь на встрече члена-корреспондента РАЕН, проректора по информационным и компьютерным технологиям УдГУ Алексея Борисова и вице-президента РАН, академика Валерия Козлова

Алексей Борисов

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее

Вопрос жизни и смерти

Жорес Алферов, академик РАН, лауреат Нобелевской премии, член комитета Государственной думы по науке и наукоемким технологиям

Сегодня у нас нет более важной задачи, чем развитие науки и образования. Это, на самом деле, вопрос жизни и смерти для нашей страны. Об этом на Конгрессе российского образовательного сообщества, состоявшемся в Москве 17 сентября текущего года, рассказал Жорес Алферов, академик РАН, вице-президент РАН, лауреат Нобелевской премии, член комитета Государственной думы по науке и наукоемким технологиям

Елена Огородникова

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Комментарии: 1 Подробнее

Высшая школа: проблемы и перспективы. Часть вторая: проблема платной формы обучения

Профессор Вадим Семёнович Анищенко во время доклада в УдГУ

Мы продолжаем начатую в прошлом выпуске публикацию статьи профессора В. С. Анищенко. Это взгляд на проблемы высшей школы заслуженного деятеля науки РФ, одного из ведущих ученых России, признанного и за рубежом. Редакция газеты во многом согласна с мнением ученого по поднятым темам. Однако нельзя не задаться вопросом: возможно ли изменить устоявшуюся научно-образовательную систему или процессы, описанные в статье, необратимы? Это покажет время.

Академик РАЕН, профессор,
д.ф.-м.н. В. С. Анищенко

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее

Высшая школа: проблемы и перспективы. Часть первая: проблема научно-педагогических кадров

Профессор Вадим Семенович Анищенко

Удмуртский государственный университет посетил академик РАЕН, профессор, д.ф.-м.н., Вадим Семенович Анищенко — один из ведущих в России и широко известный за ее пределами специалист в области нелинейной динамики. В. С. Анищенко — автор более 350 научных работ, среди которых 20 научных монографий и учебников.

Академик РАЕН, профессор, д.ф.-м.н. В. С. Анищенко

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее

Где российским ученым получить средства на свои исследования? Мнение Алексея Болсинова

Алексей Болсинов

Своим надеждами и опасениями, связанными с нововведениями в российской грантовой политике, с НО поделился профессор Университета Лафборо (Англия) Алексей Болсинов.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее

Где российским ученым получить средства на свои исследования? Мнение Владимира Богачева

Владимир Богачев

О реальных источниках доходов российских ученых-математиков, эффективности программы мегагрантов и возможных вариантах государственной поддержки российской науки своим мнением с НО поделился профессор механико-математического факультета МГУ, член совета по науке при Минобрнауки Владимир Богачев.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Комментарии: 3 Подробнее

Где российскому ученому жить хорошо? Мнение второе. Япония

Михаил Свинин

Михаил Свинин, профессор робототехники университета Кюсю, переехал в Японию из Иркутска в 1995 году. Жить и работать в Стране восходящего солнца ему нравится. С удовольствием получил бы и японское гражданство, только не готов отказаться от российского, как того требуют законы. О некоторых особенностях научного, образовательного и социального аспектов современной жизни японцев читайте в интервью с Михаилом.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее

Где российскому ученому жить хорошо? Мнение первое. Англия

Профессор А. В. Болсинов

Профессор Алексей Болсинов — ведущий научный сотрудник сектора Неголономной механики лаборатории «Нелинейного анализа и конструирования новых средств передвижения» УдГУ. С 2006 года работает в Англии. Мечтает ли навсегда забыть о жизни на две страны и осесть на родине? Вряд ли. Что держит его за границей, он рассказал в интервью нашей газете.

Иван Мамаев

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее

Где российскому ученому жить хорошо? Мнение четвертое. Бельгия

Степан Ломаев

Степан Ломаев — молодой кандидат физико-математических наук, член клуба молодых ученых и инноваторов Удмуртской Республики «УМНИК», писатель, чьи произведения вошли в лонг-лист премии «Дебют» в 2008, 2009 гг., ныне сотрудник Католического университета г. Левена (Бельгия). Степан рассказал «НО» о жизни молодого ученого в Бельгии, своем отношении к современному состоянию науки в России и Европе.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее

Наука должна быть активной

Вице-президент РАН, академик Валерий Козлов

Науку двигают учёные с активной жизненной позицией, яркие и неординарные личности. Инертность же губит ее. Такова позиция вице-президента Российской академии наук Валерия Козлова.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее

Непосторонний взгляд со стороны

Профессор А. В. Болсинов

Алексей Викторович Болсинов — ученый с большой буквы, с недавнего времени —главный научный сотрудник сектора неголономной механики лаборатории нелинейного анализа и конструирования новых средств передвижения УдГУ. Окончив около 30 лет назад мехмат МГУ, он остался работать в родном вузе. Думал — навсегда: тысячи людей мечтают осесть в самом престижном университете страны. Однако вот уже шесть лет Алексей Викторович является сотрудником университета «Лафборо» в Англии и все реже бывает в университете на Воробьёвых горах. Алексей Викторович поведал «Научному обозрению» свой субъективный взгляд на реалии жизни столичных ученых.

А. В. Болсинов, д. ф.-м. н., профессор

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее

О наболевшем. Ректор МГУ Виктор Садовничий рассказал о проблемах, накопившихся в образовании

Ректор МГУ Виктор Садовничий

Накануне 60-летия ИжГТУ Ижевск посетил Виктор Садовничий, ректор Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. Пообщаться с гостем преподаватели вуза собрались в огромной аудитории, но места всё равно оказалось недостаточно: столько пришло желающих с ним пообщаться. Несмотря на официальный повод, встреча была дружеской. Виктор Антонович охотно рассказывал о своем вузе и отвечал на вопросы собравшихся. На этой встрече побывали и мы. О наиболее интересных, на наш взгляд, моментах читайте прямо сейчас.

Гузель Муллахметова

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее

Объективный взгляд

Р. Г. Стронгин

Президент Нижегородского государственного университета имени Н. И. Лобачевского Роман Стронгин в интервью «Научному обозрению» рассказал, каким должен быть идеальный ректор, почему зарплата учёных должна быть «неприлично» большой и что нужно сделать, чтобы вузы начали взаимодействовать.

Алексей Казаков

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее

Открытое письмо украинским коллегам

Д. ф.-м. н., проф. Н. Н. Непейвода

Открытое письмо главного научного сотрудника Института программных систем РАН Николая Николаевича Непейводы в ответ на угрожающие письма от научного сообщества Украины.

Главный научный сотрудник Института программных систем РАН
г. Переславль-Залесский
Н. Н. Непейвода

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Комментарии: 3 Подробнее

Проректор МИФИ Николай Кудряшов: «Ректором может быть только профессионал, имеющий вес в научной жизни»

Николай Кудряшов

Сфера науки и образования не терпит непрофессионализма. Сегодня, когда отрасль встала на путь инновационного развития, ей необходимы кадры, способные поддержать происходящие процессы, вывести их на более высокую ступень. Своими мыслями о том, какие факторы оказывают существенное влияние на ситуацию в отдельно взятом вузе и в отрасли в целом, поделился председатель совета по аттестации и подготовке научно-педагогических работников, проректор Московского инженерно-физического института (МИФИ), д.ф.-м.н., профессор Николай Кудряшов.

Александра Аракчеева

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Оценить статью: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка ... Загрузка ...
Подробнее